За красной чертой

12 сентября 13:35

Иркутские политологи, два с половиной года отслеживающие ситуацию в своей области, где к власти в сентябре 2015 года пришёл губернатор от оппозиции, пришли к выводу, что регион стал некой лабораторией политических и социальных процессов, дающей богатый материал для пытливого наблюдателя.

Холодный ветер вырывает из рук последние деньги

...Ветер с Ангары, такой привычный для иркутян, встречает журналистов из Хакасии холодными порывами. Впрочем, и жителям Прибайкалья постоянное движение масс воздуха из зоны высокого давления в область низкого начинает надоедать.

— Только-только начнёшь привыкать к какой-нибудь стабильности, а тут — раз! — и всё меняется, — говорит таксист Антон Слюсарев, ставший в какой-то мере нашим проводником в сегодняшнем напряжённом, протестном, политизированном городе.

Впрочем, Иркутск всегда отличался высокой политической активностью — достаточно сказать, что сменяемость власти в Иркутской области происходит с интервалом в два с половиной года.

Нынешний губернатор, Сергей Левченко, пришедший к власти в 2015 году — шестой руководитель Прибайкалья за одиннадцать лет. Добавим также, что Левченко — кандидат от оппозиции, что само по себе — нонсенс.

Как это могло произойти?

Как сегодня утверждают учёные-политологи и журналисты-обозреватели, во время выборов в Иркутской области были задействованы механизмы цветных революций. Многие из них уверены, что на сегодняшний день бренд выдвинувшей его партии сделался прикрытием для либералов всех мастей, отрабатывающих деньги, полученные из-за океана для одной цели — ослабления государства и последующего разрушения России.

Протестное голосование

Впрочем, пока идём по касательной и разговоры с обычными людьми, живущими на территории, показывают, что меняя, одного Сергея (прежнего губернатора, Ерощенко) на другого, они голосовали не за партию красных, не даже за хорошего человека Сергея Левченко. Голосовали и не за перемены к лучшему — слишком часто происходит выборная чехарда в этой богатой и сильной, но крайне напряжённой территории. Уже признано всеми — «за Левченко» было протестным голосованием уставших от этой чехарды людей. Другими словами, кандидат Ерощенко просто проиграл кандидату анти-Ерощенко, выступавшему на выборах под псевдонимом «красный», и это опасная тенденция.

— Я за Левченко не голосовал, — говорит наш водитель. — В Черемхово, а я родился там, не пустили к себе красных, у нас победу одержал Ерощенко, электорат выступил за «правящую партию». Нам, по крайней мере, сегодня, когда везде проводится достаточно позорная кампания по дискредитации прежней власти, когда закрываются детские сады, построенные по федеральным социальным программам при прежнем губернаторе, когда наш город, Черемхово, просто сидит в экономической блокаде из-за личных амбиций нового губернатора, не стыдно за наш «не выбор» Левченко. Мы не продавались.

На самом деле, во время выборной кампании было отмечено огромное количество нарушений. Независимое социологическое агентство «Голос», наблюдавшее за ходом голосования в Иркутске и области, сообщает о частых нарушениях закона и процедуры выборов.

«...Отмечено большое количество сообщений о скупке голосов по Иркутску в поддержку одного из кандидатов. Повсеместно (во всех округах) фиксируются подвозы избирателей... Сумма, за которую можно «купить» голос в Иркутске, колеблется от 500 до

1500 рублей. Выдано большое количество открепительных удостоверений, только за последние 12 дней их выдали почти 16 тысяч штук, что, несомненно, может повлиять на общие результаты выборов», — писал в то время «Голос».

— А ещё перед самыми выборами, среди глубокой ночи, у людей, которые в первом туре голосовали за Ерощенко, раздавались звонки с сообщением, что завтра состоятся выборы и нужно прийти, проголосовать за Ерощенко. Представляете, спишь себе спокойно, и в два или четыре часа ночи такой звонок. Конечно, люди злились, и часть электората правящей в стране партии на выборы не пошла и по этой причине. Не очень-то стеснялись пиарщики Левченко в средствах. Вообще не стеснялись. На прежнего губернатора было вылито столько грязи!..

Антон получил юридическое образование в Иркутском университете, но устроиться на работу по специальности пока не может.

— Хотя у нас в принципе этот рынок не перенасыщен — территория большая, много городов, районов. Просто сейчас происходит такая неразбериха в органах власти, в силовых структурах — лучше оставаться таксистом.

Революция ожиданий и последующее разочарование

Первыми шагами новой власти, позиционирующей себя в выборном марафоне независимым Робин Гудом и обещавшей решить социальные проблемы чуть не разом, стал ряд непопулярных мер, которые на сегодняшний день уже можно назвать деструктивными. Практически сразу «красный» губернатор отпустил цены на услуги ЖКХ, замороженные прежде — сейчас они одни из самых высоких по Сибирскому федеральному округу. Хотя прежде, во время выборной кампании, настаивал на том, что стоимость услуг ЖКХ в области несоразмерно дорога. Вторым шагом новоиспечённого губернатора стала попытка отказаться от выплат регионального маткапитала, который ныне в Иркутске составляет сто тысяч рублей.

Разочарованная (в то время ещё не окончательно) общественность отстояла этот законопроект и начала недоумевать. Но это было только начало...

Политолог Сергей Шмидт, известный российский сетевой автор, доцент кафедры мировой истории и международных отношений исторического факультета ИГУ, с которым мы встретились в стенах альма-матер (я тоже училась в Иркутске на этом же факультете), объясняет, что причина победы партии красных в Иркутской области кроется во вполне объяснимых вещах.

— То, что со стороны может выглядеть как некая вспышка социалистических настроений в одном отдельно взятом регионе, на самом деле не является таковой. И дело не только в том, что кадровый и сочувствующий им электорат не составляет в числе проголосовавших за Левченко большинства. Фундаментальная причина случившегося — серьёзный внутриэлитный конфликт. Прежний губернатор наступил на интересы влиятельного в области, особенно в Иркутске, строительного бизнеса. «Строительная оппозиция» серьёзно вложилась в избирательную кампанию Сергея Левченко и в результате оказалась заслуженным триумфатором противостояния.

Чуть позже независимый журналист, политический обозреватель Галина Солонина, подтвердит его мнение:

— У Левченко было два штаба — собственно «прокрасный» и, ни для кого это уже не кажется странным, олигархический. Строительный бизнес в Иркутске варягов не принимает — зайдут строители из других регионов, и городу, который стоит на третьем месте после Москвы и Петербурга по стоимости квадратного метра жилья, придётся поменять позиции. А прежний губернатор хотел как раз этого и намеревался запустить строительные фирмы Сибири на наш рынок. Естественно, цены на жильё, учитывая конкуренцию (с пришлыми же договориться труднее, чем между собой), пошли бы вниз. И именно поэтому у нас появился новый губернатор и не появилось конкуренции и позитивных изменений на строительном рынке.

И, как водится, начался передел рынка собственности на фоне прекращения прежних экономических связей и инвестиционных договоров.

— Граждане в нашем случае просто стали «электоральными заложниками» конфликта власти и бизнеса, — говорит Сергей Шмидт. — Вряд ли во время предвыборной гонки среди голосовавших за Левченко нашлось хотя бы несколько сотен человек, способных внятно ответить на вопрос: что же именно будет делать Левченко, заняв губернаторское кресло? Его избирательный штаб вообще не вкладывался в какую-то содержательную накачку его образа, сосредоточившись исключительно на разрушении репутации соперника. Для меня это было интересно в какой-то мере. Ведь теория, согласно которой выборы невозможно выиграть одними «деструктивными технологиями» (так профессионалы политкорректно именуют то, что в народе называется «чёрным пиаром», и то, что у нас проповедует, к примеру, ИА «Хакасия»), господствует в среде политтехнологов и политологов довольно длительное время. Считалось, что обязательно необходимо какое-то содержательное наполнение кандидата. Разрушение репутации соперника даёт какой-то процент голосов, но он не может быть определяющим для исхода выборов. Иркутская область в 2015 году показала, что это не так. Выборы можно выигрывать концентрированным «мочиловом», им же можно побеждать и непобедимый, казалось бы, административный ресурс.

У нас начинается большая война

Но что последовало в области дальше, когда она, условно говоря, перешагнула «красную черту», а «король», опять же говоря условно, оказался «голым»?

По словам политологов, изменения в первую очередь не порадовали как раз партию «красных» — в новом правительстве министерский портфель получил только один — 27-летний внук сельскохозяйственного олигарха — якобы «красного». Все остальные «товарищи», поддержавшие Левченко на этих выборах, после них были заменены олигархическим элементом. К сожалению, для области в этом плюсов не оказалось — напротив, по словам Шмидта, территория вновь вернулась к большому системному нулю — свёрнуты все инвестиционные проекты, сулившие Прибайкалью развитие.

При прежнем губернаторе, Сергее Ерощенко, в 2014 году иркутский аэропорт был передан в собственность республики — нужно сказать, Ерощенко настойчиво этого добивался. Планировалось переоборудовать его под международный терминал. Нашёлся и инвестор — китайский предприниматель Джек Ма, основатель компании Alibaba Group, создатель самой дорогой интернет-компании Азии. Миллиардер Ма (единственный китайский предприниматель, чьё фото было опубликовано на обложке журнала Forbes) планировал возвести на площадке иркутского аэропорта терминалы, которые по плану могли бы дать оборот больше, чем вся Иркутская область. И даже договор был практически подписан, но случились выборы.

Сегодня в иркутском аэропорту сменилось руководство и, по словам журналиста информационного агентства «Телеинформ» Галины Солониной, вслед за этим свернулась и программа развития. Джек Ма вообще не смотрит в сторону Иркутска, а на должности ведущих топ-менеджеров вернулись люди, прежде убранные Федеральным агентством воздушного транспорта якобы за махровую коррупцию.

— Будущее аэропорта сегодня туманно. Я более чем уверена, что на проекте его развития будет поставлен крест, — считает Солонина. — Но самое страшное не это. Многие осознают, что сегодня в Прибайкалье начинается большая война. У губернатора Левченко не было внятной программы развития региона — нет её и на сегодняшний день. Для отвлечения внимания он продолжает проводить действия, которые характеризовали его предвыборную кампанию — дискредитировать прежнего губернатора. При Ерощенко по области построено 60 детских садов — новая власть сегодня закрывает их, используя все административные ресурсы. Застройщики и муниципалитеты отстаивают эти детские сады в судах, они открываются вновь. Но сколько ресурсов тратится на эти нелепые телодвижения? Сейчас заморожено 150 социальных объектов, строительство которых

было начато при Ерощенко — это школы, детские сады, бассейны в Черемхово и Тулуне. Сворачивается программа развития малых сёл, которая так здорово показала себя в Хакасии. В Братске трещит по швам федеральная программа переселения из аварийного жилья. По данным ОНФ, возглавляет который в Иркутской области Николай Николаев, за несколько месяцев «нововластия» Прибайкалье потеряло по федеральным программам четыре миллиарда рублей.

Для чего это делается? Внятных ответов новая власть не даёт. Но, как мы, живя в протестном регионе, можем предположить, цель нового правительства будто заключается в том, чтобы ещё более раскачать этот протест. Предвыборная гонка Сергея Левченко была отмечена не просто спайкой «красных» и олигархов. На эту спайку работали либералы всех мастей: и «Демвыбор», и «Парнас», и иже с ними. Они серьёзно раскачали протестные отношения тогда, но не останавливаются и сейчас. Я, журналист, могу предположить, что это и является их главной задачей — продолжение деструкции. Лодку, в которой находится Прибайкалье, продолжает штормить, причём шторм этот вызывается искусственно. Безумие? Но я не могу думать, что таким образом во власть попал безумец, не ведающий, что творит. Скорее же напрашивается вывод, что у нашей власти находится непредсказуемый человек, и интересы его пока понятны не совсем. Иногда кажется, что он и его команда просто разрушают всё и вся, лишая спокойствия весь регион. Сейчас, например, раскачивается ситуация против силовиков — примерно так же, как на Украине, где дискредитация «Беркута» началась задолго до майдана. Всё в комплексе это не может не беспокоить наше общество, Иркутская область уже не сможет выйти из замкнутого круга протестного противостояния самостоятельно. Дискредитация власти достигла своего пика, и сегодня, по словам того же Сергея Шмидта, у Иркутска — города с великим прошлым и очень неблагополучным настоящим — появилась ещё и чёрная дыра на месте будущего.

— Два года работы Сергея Левченко прошли незаметно. Не было ни одного прорывного проекта. Лозунг «Услышу голос каждого», с которым Левченко шёл на выборы, не работает. Ни в отношении отдельных людей, ни в отношении мэров и муниципалитетов.

Галина Солонина отмечает, что федеральные средства, переданные для реализации важных проектов, утеряны. Речь прежде всего о федеральных инвестициях на строительство новой взлётно-посадочной полосы международного аэропорта Иркутска. Этим, безусловно, перечень проваленных проектов не исчерпывается.

— Все видели, как на недавней встрече президента Владимира Путина и Сергея Левченко в Танхое Путин задавал простые вопросы о строительстве дороги на Ольхоне, и наш губернатор не мог на них ответить. И получил соответствующие комментарии от главы государства. Это то, что на виду. А под спудом — невыполнение программы переселения из ветхого и аварийного жилого фонда, фактический отказ Иркутской области участвовать в федеральной программе строительства новых школ — у нас их по этой программе возводят единицы, тогда как в других регионах — десятки. Как в Хакасии, например.

По мнению Галины Солониной, программа Сергея Левченко накануне выборов звучала примерно так: «Остановить ценовой и тарифный беспредел! Сфере ЖКХ — жёсткий порядок и финансовую обеспеченность!». При этом в настоящее время инфляция в Иркутской области — одна из самых высоких в Сибирском федеральном округе. Цены существенно выше, чем у соседей. Все тарифы растут без остановки — и на электроэнергию, и на отопление, водоснабжение, водоотведение, капремонт. Высокими сравнительно с другими территориями остаются цены на продукты питания.

И мы прекрасно видим и понимаем, что перемен к лучшему здесь мы уже не дождёмся. Слишком много конфликтов между всеми ветвями власти, много беспочвенных заявлений и обещаний, а воз, как в известной басне Крылова, и ныне остаётся там. Два

года назад Иркутск проголосовал за губернатора без будущего — этот ореол остаётся с ним и сейчас.

Поэтому если у вас в Хакасии есть шанс не выбрать во власть человека без внятной созидательной программы, дающей региону возможность развивать и экономику, и социальную сферу, воспользуйтесь им.

Елена Абумова. Газета "Хакасия"

Просмотров: 446